LogoBILIMEL02
 
Курс доллара США к тенге в Республике Казахстан Курс евро к тенге в Республике Казахстан
updated 12:31 PM +06, Mar 28, 2017

Через калейдоскоп истории – к генеалогическому древу своего рода

Э. В. Крейтер 
Deutschland, Burgdorf, Nordassel
 
Уже много лет я проживаю вдали от своей второй Родины, но интерес к происходящему там не теряю ни на минуту. Вот и проведение такой необходимой и важной, несущей огромный воспитательный потенциал акции об успешных семьях, объявленной Костанайским филиалом АО «НЦПК «Өрлеу» и республиканской газетой «Бiлiмдi ел – Образованная страна», не позволило мне, бывшему педагогу, остаться в стороне. 
Идея изучить свою родословную заставила меня совершить путешествие в другие столетия, побывать в разных странах, поучаствовать в военных баталиях, принять активное участие во многих исторических процессах. Погрузившись в эту работу, пришел к убеждению, что это очень важный этап исследования, дающий возможность изучить и знать свои корни не только мне, но и моим детям, внукам и будущим потомкам рода Крейтеров.
Фамилия Крейтер на Руси проистекает из Краснополец (Тверская область) и впервые была упомянута в 1515 году в записях поселения Тула, где указывался помещик Эраст Крейтер. В «Именном указателе русских литейщиков с 1166 по 1917 гг.» звучит фамилия пушечного мастера XVII века Андрея Крейтера. Это первые сведения об этой фамилии, что же касается непосредственно моих предков по отцовской линии, то следует отметить, что они исходят своими корнями из Германии и в XVII веке проживали в Гельнхаузене (нем. Gelnhausen) в земле Гессен (ныне Гельнхаузен – город в Германии, районный центр, расположен в земле Гессен, подчинен административному округу Дармштадт).
Существует две версии появления моих предков в России. По первой они въехали в Россию в свите Петра I, когда он возвращался из Парижа в 1717 году. По второй – прибыли в Россию в свите Анны Иоанновны в 1730 г. Представитель этой фамилии Kreuter Johann, являлся травником-целителем. В России, как мы видели выше, уже существовала фамилия Крейтер. Поэтому происходит транскрипция этой фамилии и имени.
В конце XVIII века род Крейтеров становится дворянским. Родоначальником его был Богдан Иванович Крейтер (1761 -1835), обер-секретарь Сената. Немецкое имя – Ернст Готтлиб (Ernst Gottlieb). Богдан Иванович дослужился до чина действительного статского советника. В 1809 году у него было два дома в Санкт-Петербурге. История моих близких предков связана уже не с Петербургом, а с Житомиром. Известно, что мой прадед Филипп Крейтер был чиновником и служил в учреждении, отвечающем за землеустройство в немецких колониях. В одной из своих служебных поездок он оказался в Житомире, который с 1793 года по второму разделу Польши вошел в состав Российской империи. Дворянский род Крейтеров в Петербурге был безземельным, а ужесточение экономической политики в земельном вопросе, очевидно, подтолкнуло Филиппа Крейтера приобрести в этой командировке солидный участок земли. Спустя немного времени он и вовсе перебрался в село Кремянка Пулинского района Житомирской области на постоянное место жительства. В семье Филиппа Крейтера было семеро детей, все они получили прекрасное образование.
Одним из его сыновей был мой дед Густав Филиппович. Бухгалтер по образованию, был большим любителем музыки, играл на любых музыкальных инструментах, основал в родном имении оркестр. В огромном зале второго этажа дома по выходным дням проходили репетиции. Музыканты веселили людей на общественных праздниках, свадьбах, приглашались на похороны и поминальные вечера.
Хозяйство в имении было частным, специализировалось, в основном, на производстве зерновых. Все заготовки велись в родовом поместье, существовало своеобразное натуральное хозяйство. 
В 1914 году разразилась Первая мировая война. Мои предки были выселены в Омск. До 1921 года мой дед служил делопроизводителем при Управлении омской горуездной советской рабоче-крестьянской милиции, а затем вернулся в родную Кремянку. Хозяйство было в запустении, нужно было приложить немало усилий, чтобы поднять его до довоенного уровня. Совершить это уже не представлялось возможным. В стране начались новые процессы, связанные с революцией. Неразбериха и разразившийся голод, гражданская война и действие анархических банд на Украине не вселяли надежды на будущее. Три брата переехали в Америку, а дед, как самый младший из сыновей, принял решение остаться в отцовском доме. Вскоре начался процесс коллективизации, и он добровольно вступил в колхоз, передав в общественное пользование весь многочисленный инвентарь, лошадей и скот. Сам же работал в сельском Совете бухгалтером. 
В 1939 году началась Финская война, всюду говорили о начале войны с Германией. В этот период начинается очередное выселение немцев с насиженных мест, и в списке подлежащих выселению оказался мой дед с семьей, несмотря на то, что сам он работал в сельском Совете. Выселили их в Харьковскую область. Пришлось оставить родной дом, почти все имущество. По рассказам бабушки Анны Эймильяновны, дед был большим оптимистом и свято верил в идеи Маркса и Ленина, считал, что все лишения временные. Но пришла новая беда: началась Великая Отечественная война. Была объявлена всеобщая мобилизация, и деда забрали на фронт. Он принимал участие в самых первых кровопролитных боях, когда немцы с особым ожесточением и рвением рвались вглубь нашей Родины.
Несмотря на то, что большинство немцев-военнослужащих на начальном этапе войны доказало свою лояльность и патриотизм, политическое и военное руководство страны приняло решение удалить их из действующей армии. Дед находился в армии до января 1942 года и затем, согласно известной сталинской директивы, был переведен в трудармию – военизированную форму труда определенных категорий советских граждан в 1941-1945 гг. В это же время всех мирноживущих немцев СССР выселяют с приграничных и других районов в Сибирь, Урал, Казахстан, Среднюю Азию. Семью деда снова выселили. Везли их эшелонами на восток, которые периодически бомбили немецкие самолеты. Люди разбегались, прячась в лесах и укрытиях, а вокруг эшелонов оставались лежать десятки убитых переселенцев. При очередном таком налете бабушка потеряла дочь, которую разыскивала всю свою жизнь. Она нашлась незадолго до смерти бабушки и оказалась в Германии.
Таким образом бабушка с четырьмя детьми в 1942 году оказалась в Песчанке. 
Деда же отправили на Урал, в Ивдельлаг. Лагеря были включены в систему НКВД, кормили очень плохо, в бараках была низкая температура, болезни косили людей. В начале 1944 года обессиленного туберкулезом деда поезд домчал до станции Лебяжье, а оттуда пешком он добрел до Песчанки, к месту выселения семьи. По словам моего отца, домой вернулся живой скелет, обтянутый кожей, трудно было узнать в этом человеке жизнерадостного, всегда веселого отца. Через несколько дней после возвращения в дом пожаловал председатель колхоза и уговорил деда поработать в колхозе бухгалтером, обещая, что для доставки к месту работы и обратно ему будет предоставлена лошадь (идти пешком до работы дед не мог), а за работу семья получит 30 кг зерна, и дед согласился. Бабушка всеми доступными средствами старалась вылечить деда от болезни, и через пару месяцев он пошел на поправку. В середине лета деда снова забрали в трудармию, на этот раз в Нижний Тагил. Через месяц семья получила сообщение о том, что по дороге на работу к месту лесоповала дед скончался... 
Бабушка с детьми дожила до Победы и после отмены комендатуры осталась жить в Песчанке. 
Мой отец Виктор Густавович Крейтер прибыл в Песчанку, когда ему было 11 лет. С этого возраста он начал работать в колхозе, после войны поступил в школу механизаторов в Пресногорьковке. В то время профессия механизатора была уважаемой и почетной, да и люди к учебе относились иначе. Здесь в Пресногорьковке отец встретился с моей матерью, Софией Эдуардовной Шмидт. 
Отец прожил в Песчанке 46 лет, и все эти годы с 11 лет трудился он в этом хозяйстве на разных участках работы. За свой многолетний труд он неоднократно поощрялся руководством района, области, республики и руководством СССР. Имел много правительственных наград, в том числе орден Ленина, орден Трудового Красного Знамени, награжден бронзовыми и серебряными медалями ВДНХ, другими медалями и знаками трудовой доблести.
34 года отдала Песчанке и моя мама. Здесь в их семье родилось четверо детей, трое из них стали учителями, в их числе и ваш покорный слуга. В школе я проработал 22 года, из них 19 лет директором Песчанской школы. Все это время занимался краеведением, пытаясь восстановить историю своей малой Родины – Песчанки. Результатом этой работы явилась книга об истории села: «Редут Пещаный. Вехи истории». В 1999 году вся семья переехала в Германию. Работая над историей своей семьи, пришлось заняться построением генеалогического дерева нашего рода, и эта работа находится в стадии завершения. 
Составляя это древо, пришел к убеждению, что каждая семья просто обязана начать составлять свою Родовую книгу. Это позволит каждому человеку лучше узнать свои корни, постичь гармонию окружающего мира и себя в нем, приведет к ощущению сопричастности себя самого в построении своей страны, заставит быть человеком с активной жизненной позицией, а не быть «Иваном, родства не помнящим». Не случайно в Казахстане считается, что каждый казах должен знать своих предков до седьмого колена. 
Пока еще живы у многих бабушки и дедушки, я призываю всех обратиться к ним, не откладывайте это на «потом». Обратитесь к ним сегодня, и с их рассказов у каждого начнет всходить маленькое генеалогическое древо для ваших детей и внуков. 

Оставить комментарий

Поля, отмеченные звездочкой (*), обязательны для заполнения.

rzgr

Педагогическая мастерская