Высшее образование РК: реформировать нельзя оставить

Стратегическую цель – войти в 30-ку глобальных конкурентоспособных стран мира – Казахстан может достичь не только развивая экономику, но, прежде всего, повышая качество человеческого капитала через развитие системы образования. В этой статье мы предлагаем ряд мер по реформации образовательной системы.

Однако понять проблемы высшего образования и выработать варианты решения мешают «мифы» об этой отрасли. Давайте для начала их разберем.

Мифы об образовании Казахстана

 Миф 1. В стране слишком много студентов

В 2018-2019 учебном году студенты в Казахстане составляли 3% населения, в то время как в США, например, этот показатель составил 6,3%[1] (таблица 1).

Таблица 1 – Количество студентов

Показатели

США

Малайзия

Франция

Россия

Казахстан

Китай

Кол-во студентов

20.5 млн.

1.25 млн.

2.68 млн.

4.4 млн.

0.54 млн.

37 млн.

Доля студентов от общего кол-ва населения

6,3%

4,0%

4,0%

3,0%

 

3%

2,8%

Миф 2. В Казахстане слишком большое количество вузов.

В 2018-2019 учебном году в стране было 7 вузов на 1 млн. жителей. По сравнению, в Малайзии на 1 млн. человек – в два раза больше вузов:

Таблица 2 – Количество вузов

Показатели[2]

Малайзия

США

Франция

Россия

Казахстан

Китай

Кол-во вузов

494

4360

562

1171

124

2596

Кол-во вузов на 1 млн. населения

16

13

9

8

7

2

При этом доказано влияние вузов на экономическое развитие страны, и чем их больше, тем экспансивнее рост. Например, по данным Национального бюро экономических исследований Великобритании, увеличение количества вузов в два раза повышает ВВП на душу населения в регионе на 4%[1].

Миф 3. Система образования Казахстана неэффективна.

Как измерить этот показатель? Очевидно, сравнив объём финансирования образования с результатами международных рейтингов.

Таблица 3 – Соотношение объема финансирования сферы образования и рейтинга ПРООН.

Показатели[3]

Франция

США

Малайзия

Китай

Россия

Казахстан

Доля госрасходов на образование от общего ВВП [4]

5,5 %

5 %

4,8 %

4,2%

3,8 %

3,3 %

Сумма гос. средств на 1 студента, долл. США (оценочно)

55 732

49 156

13 224

12 714

11 955

8 819

Место в рейтинге развития образования ПРООН[5]

24

8

80

108

34

39

 Как видим, Казахстан при финансировании около 9 тысяч долларов на 1 студента не сильно отстает и даже опережает ряд стран.

Сравним финансирование образования и обороны в Казахстане. К 2020 году рост затрат на оборону составил почти 160 млрд тенге, а рост затрат на высшее образование – всего 10,5 млрд. тенге (разница – 15,3 раза).

Тогда как, мировая статистика [2] показывает, что развивающиеся страны больше тратят на развитие системы образования, а не на оборону. Малайзия тратит 3,47 млрд $ на оборону, 45,4 млрд $ – на образование – в 13,1 раз больше. Южная Корея 43,1 млрд $ – на оборону, 349,2 млрд $ на образование – в 8 раз больше. Грузия 0,33 млрд $ на оборону, 1,71 млрд $ на образование – в 5,2 раз больше. Казахстан 1,57 млрд $ на оборону, 5,1 млрд $ на образование – лишь в 3,2 раз больше (таблица 4).

Таблица 4 – Сравнение расходов на оборону и образование в разрезе стран

2018

Страны

Расходы, затраченные на оборону

Расходы, затраченные на образование

Коэффициент соотношения расходов

Малайзия

3,47 млрд $

45,4 млрд $

13,1

Южная Корея[6]

43,1 млрд $

349,2 млрд $

8,1

Грузия

0,33 млрд $

1,71 млрд $

5,2

Казахстан

1,57 млрд $

5,1 млрд $

3,2

Поговорим о качестве

Отражается ли такой дисбаланс в расходах на качестве образования? Судите сами. По результатам PISA-2018 (тест функциональной грамотности школьников) разрыв между средними показателями стран ОЭСР и Казахстана существенно увеличился [7].

Таблица 5 – Результаты PISA – 2015, 2018

 

Рейтинг PISA

(учащиеся 9 и 10 классов)

Казахстан

Казахстан

ОЭСР

2015

2018

2015

2018

по математической грамотности (из 600)

460

423

490

489

по естествознанию (из 1000)

456

397

490

489

по читательской грамотности (из 600)

427

387

493

487

А вот данные других рейтингов. Казахстан занимает 93 место в рейтинге The world’s largest ranking of countries and regions by English skills среди 100 участников.

Также, у нас сохраняется большой разрыв в 29-37 баллов между показателями города и села[2] по результатам TIMSS-2015 – оценка математического и естественнонаучного образования школьников.

Рисунок 1. Результаты TIMSS-2015

По результатам PISA (2009, 2012, 2015, 2018) и TIMSS (2007, 2011, 2015) в школе сохраняется большой разрыв в качестве образования по регионам, территориям (город-село), языку обучения и социально-экономическому статусу семьи.

Также, в разрезе регионов разница между самым низким и высоким показателями PISA соответствует 3 годам обучения[8]. Это значит, что 9-классники одного региона в оценке знаний могут отставать от 9-классников другого региона на 3 года.

 

Меняем тренды

Чтобы изменить складывающуюся ситуацию, предлагаем:

  • Сделать высшее образование доступным для социально уязвимых слоев населения

1) В Казахстане при распределении грантов мы по-прежнему смотрим на академическую успеваемость («merit-based system») студента без учета материального положения его семьи. Поэтому, при распределении грантов мы рекомендуем учитывать и социально-экономические факторы («need-based system»). Зарубежный опыт показывает, что чем меньше среднегодовой доход семьи абитуриента, тем большую финансовую помощь он вправе получить (США, Бельгия и др.)[9].

В Казахстане в 2018-2019 году 30% студентов учились на госгранте (рисунок 2). По сравнению с 2015 годом количество государственных грантов в 2019 году выросло на 67%. Однако сохраняющийся разрыв показателей между городом и селом (таблица 6) требует изменения системы распределения грантов в пользу увеличения грантов для социально уязвимых слоев населения.

Рисунок 2. Соотношение обучающихся на платном отделении и грантах

Таблица 6 – Показатели города и села, 2019

Показатель

Село

Город

Разница

Денежные доходы, в среднем на душу населения

549 943

794 480

44%

 

2) Кредитование – один из признанных во всем мире инструментов, облегчающий доступ к высшему образованию для семей с разным уровнем достатка. Например, в Великобритании ставка по образовательному кредиту составляет не более 2%, соответственно, из 100 студентов 94 – берут государственный или гарантированный государством кредит. Возвращают его они, как правило, после завершения обучения, а студенты из малообеспеченных семей и вовсе погашают лишь часть кредита (таблица 7). В Казахстане кредит на обучение берет 1 из 100 студентов.

 

Таблица 7 – Различные варианты кредитования высшего образования в разных странах

Страна

Ставки

Всего студентов (2018-19)

Доля студентов, получивших кредиты/ заемы/ субсидии (%)

США

4 – 8%

20,5 млн.

74%

Великобритания

Не более 2%

2,4 млн.

94%

Швеция

1,5–2 %

0,40 млн.

45%

Германия

0% Студенты из малообеспеченных семей возвращают только половину общей суммы кредита

2,86 млн.

18,2%

Казахстан:

ForteBank, Нурбанк, Тенгри банк, Сбербанк России под гарантию Финансового центра

От 10% – 20%

542 458

Менее 1%

 

В Казахстане государственный образовательный кредит предоставляется 4 БВУ под гарантию Финансового центра по ставке от 10-20% и выше. При этом данный механизм финансирования не пользуется спросом из-за непривлекательных условий займа.

В результате не поступившие в вузы люди из малоимущих семей вынуждены остаться в городах и довольствоваться низкоквалифицированной нефиксированной работой. И это готовая социальная база для формирования протестного слоя в городах. Вот данные: половину межрегиональных (внутренних) мигрантов в РК в 2018 году составили люди в возрасте 18-24 лет, то есть потенциальные студенты, подлежащие охвату формальным образованием: 89082 человека.

 

С оглядкой на мировую практику

 Учитывая опыт зарубежных стран, предлагаем увеличить доступ к высшему образованию для социально-уязвимых слоев населения следующим образом:

  1. При распределении грантов учитывать не только успеваемость абитуриента, но и социально-экономические факторы нуждаемости («need-based system»).
  2. Абитуриенты из семей с высоким доходом не должны получать гранты.
  3. Предоставлять гранты всем абитуриентам, имеющим низкие доходы на семью (а это будут абитуриенты преимущественно с сельской местности), при условии преодоления порогового балла ЕНТ – 50 баллов (на примере ведущих университетов Великобритании, включая University of Oxford и University of Cambridge, которые с 2020 года обязались в следующие пять лет увеличить долю студентов из бедных семей до 7%*).
  4. Для расширения доступности высшего образования для семей с низким и средним доходом, на примере зарубежных стран, внедрить льготную систему образовательного кредитования.

Если перенаправить гос.гранты не по академическим достижениям, а по степени нуждаемости, то охват высшим образованием увеличится, и система грантов будет работать как «социальный лифт» (В РК по данным 2018 года 26% экономически активного населения имеют высшее образование. Средний показатель ОЭСР – 39%).

 

Как повысить конкурентоспособность вузов?

 Повышение качества образования – ключевой фактор для развития страны. А чтобы повысить качество образования, надо:

1) Изменить парадигму обучения: от компетентностного подхода к личностно-ориентированному подходу. Как говорил Әлихан Бөкейхан: «Ұлтқа қызмет ету білімнен емес, мінезден»;

2) Развить конкуренцию между вузами;

3) Повысить уровень интернационализации.

Личностно-ориентированный подход реализуется, когда университет не столько обучает профессии, сколько УЧИТ УЧИТЬСЯ! Дает студенту не только профессию, но и жизненные ориентиры, мировосприятие, ценности (обучает жизни). На принципах конкуренции и интернационализации остановимся подробнее.

 

Конкуренция: поощрять, а не подавлять

“Здоровая конкуренция” между вузами возможна только при:

1)        Отсутствии патернализма государственных вузов (делим вузы не на государственные и частные, а на «хорошие» и «плохие» по качеству).

2)        Внедрении прозрачных и эффективных инструментов оптимизации вузов (в т.ч. государственных), которые будут пересматриваться и обновляться ежегодно.

В концепции ГПРОН РК (Госпрограмма развития образования и науки) на 2020–2025 годы приоритетом указано повышение глобальной конкурентоспособности казахстанского образования и науки. А значит, целесообразно принять государственную программу повышения конкуренции вузов РК, в которой разделить университеты на 3 лиги. Для сравнения: в России принята программа 5/100, в Китае – Double First Class University Plan.

Таблица 8 – Программа повышения конкуренции вузов

Критерии ранжирования:

Первая лига: «конкурентоспособные на международном уровне»

Вторая лига: «конкурентоспособные на национальном уровне»

Третья лига: «конкурентоспособные на региональном уровне»

Вузы

национальные и сильнейшие частные вузы (10 – 15 вузов)

национальные, региональные вузы и сильные частные вузы (20 вузов)

все остальные вузы (90-95 вузов)

Показатели результативности участников лиги к 2025 году

5 вузов – в топ листе мировых рейтингов (топ-200 QS, THE, ARWU) или мировых профильных рейтингов

– войти в первую лигу;

– топ 10 листе национальных рейтингов

войти во вторую лигу

Мотивация для достижения результатов

полная автономия и целевая финансовая поддержка; освобождены от профилакт. проверок МОН РК

автономия и финансовая поддержка по отдельным направлениям; освобождены от профилакт. проверок МОН РК

остаются в контрольной группе для профилакт. проверок МОН РК до перехода в 2 лигу

Квалификационные требования

1)     глобальные рейтинги,  аккредитации;

2)     эффективно работающее корпоративное управление;

3)     наличие выверенной стратегической программы развития вуза и структуры, для достижения стратегических целей;

4)     интернационализация ППС, студентов, исследований

5)     Impact на развитие экономики и общества

1) национальные рейтинги, аккредитации;

2) эффективно работающее корпоративное управление;

3) наличие стратегической программы развития вуза и структуры, для достижения стратегических целей;

4) интернационализация ППС, студентов, исследований;

5) Impact на развитие национального бизнеса

– в результате ежегодного оценивания соответствия критериям второй лиги, перевод тех, кто показал лучший результат в текущем году во вторую лигу;

– программа развития вуза формируется на 1 год, где после завершения года осуществляется отчет МОН РК по результатам исполнения обязательств

 

Конкурентоспособность вузов РК определяется позициями в глобальных рейтингах. Так, в 2019 году:

  • ни один вуз не входил в рейтинг Academic Ranking of World Universities, ARWU[10];
  • ни один вуз не входил в рейтинг Times High Education Rankings (ранее было 2 вуза)[11];
  • только 5 вузов вошли в 500 лучших согласно QS World University Rankings (КазНУ им.аль-Фараби, ЕНУ им.Гумилева, КазНИТУ им.Сатпаева, КазНИТУ им.Ауэзова, КазНПУ им.Абая)[12];
  • по индикатору качества системы образования в ГИК ВЭФ[13] Казахстан занял 57-е место за 2018 г. и 55-е место в 2019 г.[14]

В 2020 году в рейтинге Times Higher Education Impact, представлены только 2 вуза Казахстана[15] – Almaty Management University (301-400 место) и NARXOZ University (401-600 место)[16].

 

Программа повышения конкуренции вузов РК позволит:

1)        Ежегодно подводить итоги, чтобы понизить отстающих и повысить тех, кто показал результат в текущем году.

2)        Создать динамику, при которой задачей лидеров третьей лиги будет стремление войти во вторую лигу, а лидеров второй лиги – войти в первую.

3)        В результате “здоровой конкуренции” состав каждой лиги будет ежегодно обновляться.

 

Чтобы эта идея дала результат, соблюдаем следующие условия:

  • Вопрос о ранжировании вузов по лигам решает Межведомственная национальная комиссия, в состав которой входят и члены Национального совета общественного доверия.
  • Вузы первой и второй лиги пользуются расширенной автономией, в целях соответствия мировым рейтингам. В то время как контроль над вузами в третьей лиге остается за МОН РК.
    • Вузы финансируются согласно принадлежности лиге, где больше всего финансовых вливаний требуют вузы первой лиги.

 

Интернационализация казахстанских вузов

 Третьим инструментом повышения качества высшего образования является уровень интернационализации казахстанских вузов (мобильность, иностранные студенты и преподаватели).

В 2019 году количество иностранных студентов в вузах Казахстана увеличилось на 17,8 тыс. человек[17] по сравнению с 2018 годом. При этом доля иностранных студентов составила лишь 4%.

Тогда как доля иностранных студентов в 2018 году составила: в Великобритании 18%, Канаде 11 %, Франции 10% (рисунок 3).

Рисунок 3. Доля иностранных студентов в разных странах

По мнению экспертов, доля иностранных преподавателей в казахстанских вузах составляет менее 1%[1].

В ГПРОН РК на 2020–2025 годы, для усиления казахстанской высшей школы и чтобы повысить международную привлекательность казахстанского высшего образования, предполагается создание регионального образовательного хаба и привлечение в вузы зарубежных преподавателей и иностранных студентов.

Наши рекомендации:

  1. Усилить интернационализацию высшего образования в Центральной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе, таким образом, сбалансировав «утечку умов» из Казахстана;
  2. Снять бюрократические барьеры, упростив процедуру нострификации, визовый режим по учебной визе для обучающихся и рабочей визы для топ-менеджеров и преподавателей вузов;
  3. Выделить больший бюджет на исходящую мобильность обучающихся, топ-менеджеров и преподавателей вузов РК, на их участие в международных мероприятиях, ключевых для продвижения имиджа страны, уровня форума в Давосе.
  4. Увеличить гранты для «қандастар», т.е. лиц казахской национальности, являющихся гражданами иностранных государств.

             

Управлять вузами по-новому

Нам нужна новая система управления вузами, соответствующая вызовам времени.

Сегодня в Казахстане сохраняется советская система управления, основанная на централизации, когда оперативное управление государственными университетами осуществляет МОН РК. При этом МОН РК не может знать проблемы развития и потребности регионов. А текущий стиль централизованного управления сводится лишь к предоставлению отчетов вузами в МОН РК. Отчетов, которые в последующем используются только для выявления нарушений, назначения наказания и принятия кадровых решений.

Пора переходить от системы контроля отчетов, к системе мотивации, обеспечения и развития качества, с усилением роли Совета попечителей. Такое делегирование полномочий вузам и Советам попечителей станет доказательством состоятельности и конкурентоспособности этих вузов.

Автономия вузов. Шагом в сторону развития высшего образования является предоставление автономии вузам Казахстана. Поддерживая МОН РК в этом направлении, считаем, что предоставление реальной автономии вузам повысит степень их ответственности. 

1)  Нужно внедрять принципы корпоративного управления вузами через Советы попечителей не на словах, а на деле. Советы попечителей пусть возглавят главы регионов – акимы – для того, чтобы на вузы возложить стратегическую ответственность по содействию развитию региона, путем решения задач и проблем городов и регионов. Для этого – децентрализовать управление собственностью государственных вузов, передав из центра в регионы под оперативное управление Советов попечителей вузов. Возможно, за МОН РК следует оставить только управление собственностью национальных университетов.

2)   В условиях расширения автономии требование к квалификации топ-менеджеров образования значительно повысилось. Поэтому на позиции топ-менеджмента школ, колледжей и вузов нельзя назначать без серьезной переподготовки кадров по программе современного менеджмента в образовании.

 

Развитие модели предпринимательского образования

Сразу оговорим, что эта модель подойдет не всем вузам.

В мире вузы условно классифицируют на:

1)   Обучающие университеты – задачей которых является обучение: трансляция знаний (XIX век).    

2)   Научно-исследовательские университеты. Приоритет – развитие исследований, связь исследования и обучения: генерация знаний (XX век).    

3)   Предпринимательские университеты, основная задача которых – предпринимательское воздействие на развитие экономики города, региона, страны: генерация инноваций (XXI век).

В Стратегическом плане развития Республики Казахстан до 2025 года поставлена задача повысить долю малого и среднего бизнеса в ВВП до 35% к 2025 году (в 2018 году этот показатель составлял 27%). Это возможно только при формировании предпринимательских компетенций у студентов, чтобы они после учебы стремились создать собственный бизнес, а не стать наемными работниками в компаниях. Только через развитие предпринимательского образования можно усилить тренд развития МСБ в Казахстане.

Учитывая, что среди топ-10 навыков будущего по данным Всемирного экономического форума преобладают soft skills[1], которые можно освоить только через предпринимательское образование, отличительной чертой предпринимательских университетов должна стать либеральность, поскольку либеральный университет дает студенту не столько профессию, сколько жизненные ориентиры, определенное мировосприятие.

Именно через повышение конкурентоспособности, интернационализацию и реформу управления вузами мы сможем, наконец, реализовать третью миссию вузов – impact (влияние) на экономику и общество.

 

Новая миссия вузов

Третья миссия вузов реализуется через impact (влияние) на экономику и общество.

Согласно «четверной спирали» профессора Стэнфордского университета Генри Ицковица, государство, университеты, бизнес и общество взаимодетерминированы. Университеты в этой спирали занимают особое место, поскольку они:

  1. Являются источниками человеческого капитала, инноваций и предпринимательства для стимулирования и поддержания личного, социального и экономического развития, а также для удовлетворения потребностей сложной социально-политической и окружающей среды.
  2. Развивают знания и навыки, необходимые гражданам для достижения успеха на рынке труда, и поддерживать гражданское общество.
  3. Вовлечены в обучение за стенами университета: инновации, которые полезны за пределами академического сообщества, и обслуживание, которое напрямую приносит пользу обществу.

Параметры, отражающие специфику третьей миссии[18]:

Непрерывное/ продолженное образование (LLL)

(по Болонскому процессу)

Трансфер технологий и развитие инноваций для региона

Вовлеченность в жизнь общества

•  Пожизненное образование;

•  Непрерывное профессиональное образование;

•  Образование пожилых

•  Экспертиза;

•  Экосистема предпринимательсва;

•  Бизнес инкубаторы.

•  Экспертиза в социально значимых решениях;

•  Социальные услуги;

•  Service learning;

•  Social coworking.

 

Когда мы реализуем третью миссию университетов, исследовательская деятельность направляется на поиск новых, более эффективных экономических решений для общества.

Вовлеченность в развитие общества и есть третья миссия вузов. Вовлеченность как горизонтальная связь в обучении и исследовании.

При этом бизнес станет не только потребителем продуктов образования, а стейкхолдером, одним из драйверов изменений в содержании образования. В условиях предоставления академической автономии вузам взаимодействие университетов и бизнеса должно усилиться, в том числе через HR-департаменты, через созданные Департаменты по сотрудничеству с бизнесом.

Таким образом, стейкхолдеры из бизнеса, являющиеся лидерами общественного мнения, будут активно участвовать в обучении кадров для развития МСБ в Казахстане. К слову, сегодня среди лидеров общественного мнения[1] практически нет представителей вузов Казахстана.

В условиях глобализации жизнеспособными и востребованными становятся также те университеты, которые представляют собой ядро международного хаба ноу-хау, квинтэссенцию международного передового опыта. Извлечение выгоды из ноу-хау ведет к активному продвижению университета в формировании студентов-предпринимателей, техностартеров – студентов, а также преподавателей, создающих собственные технологические компании (например, Массачусетский технологический институт, Стэнфордский и Гарвардский университеты, Кембриджский университет, Лёвенский католический университет).

Таким образом, фокусом для вуза, отражающим специфику третьей миссии университетов, должно являться «развитие гражданского общества», а не устаревшее «общественная работа».

 

              Не образование, а развитие человеческого капитала

 В соответствии с новыми задачами XXI века перед высшим образованием стоит задача, связанная, в первую очередь с развитием человеческого капитала а не только образованием. При этом, развитие человеческого капитала должно реализоваться путем непрерывного/ продолженного образования (LifeLong Learning, от 25-лет), предусматривающего пожизненное образование, непрерывное профессиональное образование; адаптацию пожилых «серебряного возраста». В 2019 году Казахстан впервые участвовал в международном исследовании PIAAC, которое оценивает навыки людей в возрасте 16-65 лет по читательской, математической грамотности и решению задач в цифровой среде. Результаты Казахстана показали, что навыки людей 55-65 лет ниже среднего уровня стран ОЭСР[19]:

Рисунок 4. Результаты Казахстана и ОЭСР в PIAAC-2019

А показатели Топ-30 стран мира по Индексу человеческого развития (United Nations Development Programme: Human Development Index, 2019) и Индексу уровня образования (United Nations Development Programme: Education Index, 2019)[20] показывают прямую взаимосвязь с Индексом процветания (The Legatum Institute: The Legatum Prosperity Index, 2019) в этих странах:

Рисунок 5. Рейтинги Топ-30 стран, 2019

Помочь вузам в решении этих задач должен, в первую очередь, бизнес, понимающий роль образования в формировании человеческих ресурсов и капитала в компаниях и в стране.

Кроме того, системным обучением нужно охватить и родителей школьников и студентов, для понимания проблем образования и для формирования «обучающейся нации».

Рисунок 6. Роль LifeLong Learning в развитии Человеческого капитала

 

Рекомендации:

  1. Проводить переподготовку офицеров запаса.
  2. Обучать людей серебряного возраста (пенсионеров) для того, чтобы они продолжали экономически активную жизнь.

 

Рост финансирования высшего образования

 По анализу данных ОЭСР за 2017-18 учебный год наибольшее количество студентов, получающих государственные/гарантированные государством займы и стипендии/гранты, обучаются в Великобритании (94 %), Швеции (94%), Новой Зеландии, Норвегии (свыше 90%).

Рисунок 7. Государственное и частное финансирование высшего образования, 2017-18

В Казахстане 30% студентов обучается по гос. грантам, оценочно 1 % по образовательному кредиту под гарантией государства, 69% на платном отделении. Из числа студентов платного отделения, только 1,3% студентов финансируется со стороны бизнеса.

Среди стран ЕАЭС в 2002 году в России, для обеспечения эффективности использования финансовых ресурсов в образовании, развития конкуренции вузов за хороших студентов и стимулирования повышения качества высшего образования, в шести государственных вузах был проведен эксперимент по финансированию высших учебных заведений на основе Государственных именных финансовых обязательств (ГИФО)[21]. По результатам сдачи ЕГЭ в эксперименте выдаются 5 категорий ГИФО: в первых четырех – от хорошего до среднего, а в 5-ю категорию попадают те, кто показал слабые результаты, но экзамен сдал и в принципе может получать среднее и высшее профессиональное образование, поэтому государство берет на себя минимальные финансовые обязательства по дальнейшему обучению такого студента[22]. Таким образом, в России академические достижения не являются первостепенными и дают возможность поступить абитуриентам с разными показателями.

Учитывая, что государственные расходы на высшее образование сравнительно низкие, высшее образование Казахстана в значительной степени зависит от частных источников финансирования: около 73% студентов вынуждены полагаться преимущественно на ресурсы своих семей, чтобы оплатить полную стоимость обучения. Государственное финансирование доступно только для 27% всех студентов[23].

На фоне сокращения расходов населения на образование усиливается разрыв в расходах на образование между городом и селом[24]:

Рисунок 8. Распределение расходов населения на образование в разрезе город-село

Учитывая мировую практику, в качестве решения проблемы равного доступа к высшему образованию для социально-уязвимых слоев населения предлагаем:

  • привлечь стэйкхолдеров из бизнеса для распределения расходов на образование, что снизит нагрузку как на государство, так и на малообеспеченные семьи (преимущественно из сельской местности).

На данный момент, согласно пп.1 п. 1 статьи 129 Кодекса РК «О недрах и недропользовании» недропользователь обязан ежегодно финансировать обучение казахстанских кадров в размере 1%, а также 1% на НИОКР от затрат на добычу, понесенных недропользователем в период добычи углеводородов по итогам предыдущего года. Оценочно 1% на НИОКР составляет 25 млрд. тенге, на образование также – 25 млрд. тенге.

В то время как по статистике, в Казахстане на платном отделении за счет предприятий обучаются 5 658 студентов (1,3% от общего количества студентов платного отделения).

Если средняя стоимость обучения в Казахстане 500 тыс. тенге, то сумма финансирования высшего образования со стороны бизнеса в среднем составляет: 2,8 млрд. тенге.

По объему финансирования НИОКР и образования недропользователями прозрачных статистических данных нет.

  • Фокус политики доступа должен быть направлен на создание «социального лифта» для детей из малообеспеченных семей, особенно из сельской местности, а для этого, государство может ввести систему Государственных именных финансовых обязательств (ГИФО) на примере России[25].
  • Вместо предоставления места в студенческих общежитиях отдать на руки студентам предусмотренные в рамках госгрантов средства на обеспечение жильем, чтобы они имели право на выбор, а при необходимости могли выбрать арендное жилье в городе. Это, в свою очередь, окажет положительное влияние на расширение рынка арендного жилья жителей городов, а значит послужит дополнительным источником доходов для них, а также поможет освободить и отложить средства непосредственно на само образование в долгосрочной перспективе, а не тратить на строительство.

 

Академическая честность

Коррупция в сфере образования возрастает, так как все существующие меры направлены на борьбу с последствиями, а не на искоренение причин. Одним из основных инструментов борьбы с причинами коррупции должна стать академическая честность.

К примеру, на ЕНТ в 2018 и 2019 годах было изъято очень много запрещённых предметов, в том числе мобильных смартфонов, гаджетов, роутеров, модемов и материалов на бумажных носителях, но при этом результаты были аннулированы единицам или не аннулированы никому:

Результаты ЕНТ

2018

2019

Всего участвовало, чел.

98 698

110 472

Изъято запрещенных предметов

82 000

90 375

Результаты аннулированы, чел

9

0

 

В связи с этим, предлагается не допускать абитуриентов к сдаче ЕНТ, при обнаружении у них запрещенных устройств (мобильных телефонов). Так как если абитуриенты, которые нарушили правила и обманным путем сдали ЕНТ, поступят в вузы, они во время обучения в университете будут нарушать правила академической честности и станут новыми инициаторами коррупции в университете. А в дальнейшем такие выпускники вузов будут формировать судебную, правоохранительную систему, государственную службу и др. сферы Казахстана.

В период с 2013 по 2017 годы учеными Казахстана было опубликовано 10 427 статей в журналах входящих в базу Скопус (в список этой базы входят издания с наиболее высокими требованиями к публикации). При этом, доля публикаций казахстанских авторов в журналах, исключенных из базы Scopus за различные нарушения, составляет 32%, за период с 2013 по 2017 год. По данному показателю Казахстан находится на первом месте в мире. Что на наш взгляд является свидетельством развития не науки, а лженауки в Казахстане.

Для решения данной проблемы предлагаем следующие меры:

  • Не засчитывать публикации в нерецензируемых («хищных») журналах при защите PhD и присуждения званий профессор.
  • Для усиления борьбы с плагиатом, университеты должны проводить 100% проверку работ на всех уровнях (дипломных работ, проектов, диссертаций, статей и т.д.). 
  • МОН РК необходимо создать национальную систему проверки на на плагиат, в т.ч. текстов на государственном языке (на основе сервиса, по проверке оригинальности текстов, являющегося мировым лидером) и предоставить ее учреждениям образования, исключив коммерциализацию данной услуги.

Иначе призыв к «нулевой терпимости к коррупции» остается пустым звуком.

 

Синергия государства и бизнеса в развитии человеческого капитала

 1) Синергия гос.управления: Министерства обороны РК, Министерства национальной экономики РК, Министерства торговли и интеграции Казахстана, Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК, Министерства национальной экономики РК, Министерства труда и социальной защиты населения Казахстана, Министерства информации и общественного развития РК, Министерства финансов РК, Министерства индустрии и инфраструктурного развития, гражданского общества, бизнес сообщества и Министерства образования, науки и развития человеческого капитала в реализации образовательной, социальной, экономической и внешней политики.

2) Учитывая отсутствие сценария развития университетов с ориентиром на развитие человеческого капитала, для более эффективного управления целесообразно создать в структуре МОН РК департамент человеческого развития, который будет тесно взаимодействовать с бизнесом, в первую очередь через HR директоров и менеджеров предприятий.

Рисунок 9. Синергия гос.управления, бизнес сообщества и гражданского общества в развитии высшего образования

 

Асылбек Кожахметов, DBA
Основатель и президент Алматы Менеджмент Университета (AlmaU)
Президент Гражданского Альянса Казахстана

Арын Әсел Арынқызы
Проректор по академическому развитию AlmaU

Тлеужанова Айымгуль Ислямханқызы, к.ю.н.
Директор Центра инновационных образовательных программ AlmaU

 

 

[1] Данные КС МНЭ РК за 2018 г., по остальным странам – за 2017 г. Источники: Министерство образования Малайзии, Национальный центр Образовательной статистики США, по Франции и Китаю – сайт statista.com, Росстат.
[2] Данные КС МНЭ РК за 2018 г., по остальным странам – за 2017 г. Источники: Министерство образования Малайзии, Национальный центр Образовательной статистики США, по Франции и Китаю – сайт statista.com, Росстат.
[3] Данные КС МНЭ РК за 2018 г., по остальным странам – за 2017 г. Источники: Министерство образования Малайзии, Национальный центр Образовательной статистики США, по Франции и Китаю – сайт statista.com, Росстат.
[4] Данные Министерства финансов РК за 2018 г., по остальным странам – за 2015 г. Источник – OECD (2018), Education at a Glance 2018: OECD Indicators, OECD Publishing, Paris.
[5] Источник: 2016 Human Development Report // URL: http://hdr.undp.org/en/2016-report
[6] http://www.xinhuanet.com/english/asiapacific/2018-08/28/c_137424931.htm
[7] https://forbes.kz/news/2019/12/04/newsid_214051
[8] Государственная программа развития образования и науки Республики Казахстан на 2020 – 2025 годы от 27 декабря 2019 года № 988
[9]  АО «ИАЦ». Разработка модели присуждения грантов с учетом доходов и профспособностей абитуриента. – Астана, 2016. – 93 с.
[10] https://www.educationindex.ru/articles/university-rankings/arwu/
[11] https://zonakz.net/2020/01/30/kazaxstanskie-vuzy-ne-voshli-v-tysyachu-luchshix-universitetov-mira/
[12] https://forbes.kz//process/education/ne_sprint_amarafon_1554804352/?
[13] Глобальный индекс конкурентоспособности Всемирного Экономического Форума
[14] https://csi.kz/news/09102019
[15] В 2020 году участвовало 766 университетов из 85 стран, а в 2019 году участвовало 462 вуза
[16] https://www.timeshighereducation.com/world-university-rankings/almaty-management-university-almau
[17] https://stat.gov.kz/official/industry/62/statistic/7
[18] М.Мархл, А.Паусист. «Методология оценки третьей миссии университетов». Непрерывное образование. Научный электронный ежеквартальный журнал. Выпуск 1. Июнь 2013.
[19] https://www.inform.kz/ru/mezhdunarodnye-issledovaniya-kazahstanskie-shkol-niki-demonstriruyut-horoshie-rezul-taty_a3622775
[20] https://gtmarket.ru/ratings/
[21] ГИФО – это выдаваемое выпускнику средней школы по результатам сдачи им ЕГЭ обязательство государства по финансированию за счет бюджетных средств его обучения в высшем учебном заведении в течение всего срока учебы, определенного государственным стандартом. Это обязательство реализуется только в том случае, если выпускник поступает в вуз. ГИФО не является самостоятельным документом: на свидетельстве о сдаче ЕГЭ просто делается специальная надпечатка.
[22] http://ecsocman.hse.ru/text/17675618/
[23] Устойчивость университетов в отношении модели финансирования системы высшего образования в Республике Казахстан в условиях переходного периода. Научная монография / Али Айт Си Мхамед, Р. Каcа, А.К. Сагинтаева, Г. Воссенштейн – НурСултан: Nazarbayev University Graduate School of Education, 2018. – С.23
[24] Национальный доклад о состоянии и развитии системы образования Республики Казахстан (по итогам 2018 года) / Министерство образования и науки Республики Казахстан, АО «Информационно-аналитический центр», 2019. С.42
[25] http://ecsocman.hse.ru/text/17675618/

Понравился пост? Расскажи об этом своим друзьям!
Загрузка...

Высшее образование РК: реформировать нельзя оставить

  1. “Для расширения доступности высшего образования для семей с низким и средним доходом, на примере зарубежных стран, внедрить льготную систему образовательного кредитования.
    […]
    В Казахстане государственный образовательный кредит предоставляется 4 БВУ под гарантию Финансового центра по ставке от 10-20% и выше. При этом данный механизм финансирования не пользуется спросом из-за непривлекательных условий займа.”
    Возможность решение этой проблемы кредитование состоит в том, что бы кредитовать студентов по льготной ставке вне банков — через специальные образовательные фонды, которые бы кредитовали студентов по легкой ставке или брали часть банковских процентов на себя.

Добавить комментарий