Бойцы невидимого фронта

О том, как реализуется проект «Читающая школа – читающая нация» и каков он, современный школьный библиотекарь, расскажем прямо сейчас.

Интеллект нации: мы то, что мы читаем

Утверждение идет в параллели с общеизвестным высказыванием – «Мы то, что мы едим». Пища для ума и пища для организма определяют наше мировоззрение как минимум и образ жизни как максимум. Большинство привыкло думать о том, что современное поколение склонно к фрагментарному восприятию действительности и клиповому мышлению и уж точно оно к книгам не испытывает особого влечения.

В этом есть истина, однако есть провокационная составляющая: под одну гребенку подвести всех юных казахстанцев, среди которых немало тех, кто любит держать в руках издание любимого или только открывшегося автора.

Другой вопрос, что далеко не все могут позволить себе приобрести новую книгу, поэтому вынуждены общаться с книгой электронной. Альтернатива достойная: недорого, а порой вовсе бесплатно, к тому же все новинки поступают оперативно. Важно, что дети читают. Не массово и взахлеб, но читают.

Да, читать стали меньше. Факт, который признать нужно хотя бы для того, чтобы начать решать проблему. Казахстан проблему признал. На государственном уровне почти два года назад дан старт проекту «Читающая школа – читающая нация». Об этом первым сообщил министр образования и науки Асхат Аймагамбетов на своей странице в Facebook: «Чтение или, как говорят международные эксперты, читательская грамотность – один из базовых навыков для формирования успешной личности, конкурентоспособности и умения взаимодействовать в современном обществе. По результатам исследования PISA, проведенного в год принятия решения о реализации проекта, школьники Казахстана значительно отстают по читательской грамотности от своих сверстников из стран ОЭСР. К большому сожалению, такую же неутешительную картину показывает и международное исследование PIAAC, которое охватывает участников от 16 до 55 лет. То есть читательская грамотность взрослого населения также находится на низком уровне. Проблема не появилась сегодня. Надо признать, что наши дети не только мало читают, но и плохо понимают и воспринимают прочитанный текст. И это действительно большая проблема, которая в целом влияет на конкурентоспособность нации. Именно поэтому на заседании НСОД Глава государства Касым-Жомарт Токаев дал поручение кардинально изменить эту ситуацию и принять меры, чтобы мы стали читающей нацией. Читающей нацией мы можем стать только в том случае, если будем прививать любовь к чтению с младших классов. А чтобы подрастающее поколение было функционально грамотным, очень важно, чтобы дети читали художественную литературу. Совокупный библиотечный фонд организаций образования составляет 267 325 289 единиц хранения. Цифра, конечно, внушительная. Но сколько из них художественной литературы? Сколько на государственном языке? Как часто пополняются школьные библиотеки новыми книгами? Доступны ли книги Э.Берроуза, А.Азимова, М.Твена и других авторов, в особенности на казахском языке? Вот здесь как раз и имеются проблемы».

Прошло почти 2 года…

Что изменилось? Определенно, пока, во всяком случае, можно говорить только о том, что во всех казахстанских школах проект реализуется. Учительская общественность и сообщество библиотекарей, по умолчанию влюбленных в книгу, приняли проект «на ура».

Разработаны планы мероприятий, включающие в себя и долгосрочные проекты, и подпроекты, и акции. Во многих казахстанских школах введены и стали традиционными 10-15 минутки чтения, когда вместе с учителем классы читают произведения отечественных и зарубежных авторов. Школьные библиотеки – первые в жизни каждого человека организованные места для чтения и подбора литературы – активно включились в реализацию проекта «Читающая школа».

Что считать успехом

Едва ли можно ошибиться, если предположить, что любая государственная программа может считаться успешной, если в равной степени она отлично реализуется как в крупных городах, так и на периферии. Столица и мегаполисы – одно. Обычные города и села – другое. Эта тенденция мирового масштаба. И здесь нет ничего удивительного.

Для примера взяли обычную городскую школу №12 в обычном казахстанском городе Рудном Костанайской области. Именно обычную, среднестатистическую. Без специализированных уклонов и статусов, вроде лицеев, гимназий и прочее. Как обстоят дела?

– Дети читают, и мы знаем их поименно, – рассказывает библиотекарь средней общеобразовательной школы №12 Рудного Светлана Сагнаева. – С одной стороны это говорит о том, что их немного, раз успеваем запомнить всех, но и школа небольшая, чуть больше полутысячи учеников. Правда, в этом году количество учеников несколько увеличилось, что повлияло на финансирование учреждения и, следовательно, на библиотеку, ее фонд. Сказывается введение подушевого финансирования.

Задача школьного библиотекаря вовремя и в полном объеме обеспечить педагогический коллектив и школьников учебниками. Это приоритет. Сможет ли начаться учебный год полноценно, если нет книг?

– Сначала учебники раздаем, после собираем, – продолжает она. – Сказать, что это простая задача, не могу. Процесс сбора учебников – настоящий квест. Не все добросовестно относятся к тому, чтобы учебники оставались в сохранности и не были утеряны. Здесь остается надеяться только на добросовестность самих учеников, но в большей степени их родителей.

Здесь добавим: учебники для детей в стране – бесплатные. Они же собственность государства. Отвечает за их наличие и полный объем школьный библиотекарь. Учебник утерян, значит, придется восстанавливать родителям. Стоимость же учебника может достигать 7000 тенге.

Библиотекарь гимназии №2 Рудного Майя Журавлева говорит о том, что порой только после покупки нового учебника взамен утерянного школьники начинают ценить их. Такова сейчас реальность. Ценность книги в ее стоимости.

Но главная, стратегическая задача, по мнению собеседниц, это привитие интереса и потребности детей к чтению.

– Проводим часы, вечера для школьников. Они посвящаются значимым событиям в жизни страны, юбилейным и памятным датам. Это может быть театральная постановка, презентация, все что угодно, что способно пробудить интерес школьников к теме, – замечает С.Сагнаева.

Библиотекари свято верят в свою миссию – прививать, более того, насаждать любовь к книге всегда и повсеместно.

– Мы ощущаем острую нехватку художественной литературы в школьных библиотеках, – добавляет М.Журавлева. – Особенно детской, и отечественных авторов. Хотелось бы приобретать литературу в магазинах, а не вслепую, как это сейчас в большей степени распространено – через издательства, которые предлагают нам прайсы с номенклатурой и стоимостью. Важно, чтобы библиотекарь мог с полной ответственностью рекомендовать книги учащимся, ни на секунду не сомневаясь, что в этой книге, какой смысл она несет. За названием произведения может скрываться все, что угодно…

Кстати, о том, что в школьных библиотеках недостаточно художественной литературы, говорят и в высших эшелонах власти.

Состоянием школьных библиотек обеспокоен вице-министр МОН Гани Бейсембаев, который в год старта проекта сказал следующее:

– 81% книжного фонда школьных библиотек приходится на учебники. На художественную литературу – всего 19%, или 38,2 миллиона книг. Причем 95% фонда художественной литературы были изданы до 1990-х годов, а около 30% книг подлежат списанию. Это советские книги коммунистического, социалистического характера. Школы нуждаются в пополнении художественной литературой.

Что имеем? Школы художественной литературой пополняются, но не так интенсивно, не по потребностям учащихся.

– Дети любят читать про Гарри Поттера, книга стоит порядка 8000 тенге, – говорит библиотекарь М.Журавлева. – Приобретать полную серию накладно. Но возможности изыскиваются. Бюджет выделяет средства, они пропорционально делятся на все городские школы независимо от статуса и приобретается художественная литература.

Школьный библиотекарь

Написать портрет школьного библиотекаря и просто, и сложно одновременно. Про себя и между собой они говорят так: «Когда мы на месте, нас не замечают. Когда нас нет, все чувствуют наше отсутствие». О том, что учебный год не может начаться без качественной работы школьного библиотекаря, мы уже говорили. А теперь – в глубины профессии…

Майя Алексеевна в этой сфере 42 года.

– Быть начитанным, образованным, легко ориентирующимся в современной литературе, наверное, таким должен быть школьный библиотекарь, – говорит она.

– А еще и наверняка: быть этакой «зажигалочкой», полной идей и вдохновения, – считает ее коллега Светлана Сагнаева, которая в профессии чуть меньше, но опыта – достаточно.

Кстати, средний возраст школьных библиотекарей сегодня по Казахстану – старше 40. И это чаще всего энтузиасты. В Законе «О статусе педагога» школьные библиотекари не оказались в списке педколлектива. А если не педколлектив, то по умолчанию – технический персонал. Соответственно, все преференции и льготы для педагогов не распространяются на библиотекарей. Заработная плата начинающего школьного библиотекаря не превышает минимальной по стране. С 20-летним стажем – порядка 80 000 тенге. Не густо, прямо скажем.

Таким образом, в профессии остаются самые преданные делу люди, для которых чтение и привитие любви к чтению другим людям – цель и смысл жизни.

Как приучают к чтению детей в Европе.

В 2000 году Германия была на одном из последних мест в рейтинге PISA по навыкам чтения. Чтобы поднять навык, Германия начала усиленно поддерживать школьные библиотеки, у них ежегодно выпускается 4,5 тысячи книг детской литературы, из них 1 200 наименований поступают в школьные библиотеки. В Германии есть практика, когда мэр города раздает перед каникулами ученикам художественную литературу.

Интересен и опыт Финляндии, как самой читающей страны среди учащихся. Ежегодно выделяется около двух миллионов евро для развития школьных библиотек. Причем в Финляндии больше половины библиотекарей – мужчины, и в целом профессия считается мужской.

Ирина САВЕЛЬЕВА

Понравился пост? Расскажи об этом своим друзьям!
Загрузка...

23

Добавить комментарий